Ежедневный плебисцит

11 марта 1882 года в Сорбонне Эрнест Ренан прочел свою знаменитую лекцию “Что такое нация”.

Эта лекция представляет собой одно из самых рафинированных и глубоких рассуждений о нации за всю 250-летнюю историю таких рассуждений.

Ренан убедительно показывает необоснованность расовых (генетических и биологических), религиозных, лингвистических, этнографических, идеологических теорий генезиса наций.

Он не дает окончательного (даже “научнообоснованного”) ответа на все вопросы, но очень строго опирается на факты, объективные условия и обстоятельства формирования и существования наций.

Один из его основных концептов в этой лекции: “Нация — это ежедневный плебисцит”.

Плебисцит, в этом контексте, не является синонимом “референдума”, тем более, что он ежедневный.

“Это волеизъявление происходит каждый день в составных частях нации, которые самостоятельно определяют свое будущее”.

Вот это обстоятельство необходимо иметь в виду:

  • волеизъявление;
  • каждый день;
  • в составных частях нации;
  • самостоятельно определяют свое будущее.

Такой распределенный плебисцит — это коммуникация в СМИ, в НГО и партиях, в парламенте, в клубах по интересам и на кухнях, а в наше время — и в соцсетях.

Этим такой плебисцит отличается от формализованного референдума, который можно заорганизовать, срежиссировать, фальсифицировать, нарисовать.

Хотя плебисцит и референдум часто воспринимаются как синонимы, в данном контексте, эти различения важны.

Референдум готовится и проводится властями, под их контролем.

Ежедневный плебисцит (в смысле Ренана) регулируется самими гражданами, и власть не может его ни остановить, ни запретить.

Правда, не может и посчитать голоса. Но не может с этим не считаться.

Такой ежедневный плебисцит об “интеграции”, аншлюсе и “Союзном государстве” уже полгода интенсивно разворачивается в беларусском обществе.

Мы живем в режиме такого ежедневного плебисцита.

И в нем важен каждый голос.

Голоса продажных журналистов, ангажированных политиков, безответственных чиновников можно купить и организовать.

Но голоса людей на кухнях и в рабочих коллективах, на разных собраниях и в соцсетях не продаются и не покупаются.

Они звучат и создают общий фон того, что называется общественным мнением.

Это совокупное агрегированное “мнение” трудно расслышать. Трудно, но можно. Нужно только настроить свой слух, повысить чувствительность к нему.

Поскольку у меня обостренная чувствительность, я кое-что слышу.

Моя чувствительность обострена потому, что я сам активен в этом ежедневном плебисците.

Когда я в декабре прошлого года начал об этом громко говорить, на слышал в ответ насмешки и упреки в алармизме и паникерстве.

Потом об этом стали громче говорить другие.

Потом их становилось все больше.

Теперь уже почти все знают о планах Путина и Кремля, об уязвимой позиции Лукашенко и режима, о том, что идет торг суверенитетом и от нас тщательно скрывают ход и результаты этого торга.

Сегодня уже никто надо мной не смеется. Правда, еще много тех, кто успокаивает меня и просит не паниковать.

Я слышу, как изменился тон общественного мнения и содержание этого мнения.

Я все еще считаю, что мы недостаточно громко и отчетливо выражаем свое национальное общественное мнение, но я уже вижу, что оно услышано не только мною.

Уже и Лукашенко настойчиво упоминает в своей риторике суверенитет. И Макей заявляет, что не торгует суверенитетом.

Но я пока не верю этим заявлениям.

Торг продолжается. И на торги выставляется не весь суверенитет сразу, а по частям: например, национальная валюта, оборонная инициатива, “общая” политика в отраслях экономики, которая идет в разрез с национальными интересами.

Но эффект ежедневного плебисцита уже ощущается.

Даже Москва уже не позволяет себе заявлений о том, что беларусы жаждут слиться с Россией в имперско-советском пароксизме. Правда, там совсем не отказываются от своих планов в перспективе, повторяя как заклинание: “беларусы и русские — один народ”.

Ежедневный плебисцит должен продолжаться и развиваться.

Во-первых, для того, чтобы все ясно поняли: это беларусы — один народ, при разных мнениях и политических взглядах, и это не русский народ. А русские (или россияне) — другой народ. Этот другой народ может хотеть чего угодно, а мы, беларусы, хотим быть независимыми и самостоятельными. Таков результат наших ежедневных плебисцитов.

Во-вторых, для того, чтобы сама идея формализованного срежиссированного и фальсифицируемого референдума на эту тему никогда бы не стояла в повестке дня. Нам не нужен референдум о “Союзном государстве”, мы это уже решили: “Союзному государству” и аншлюсу — НЕТ!

Вот как-то так.

Поэтому я говорил и буду продолжать говорить. Писал и буду продолжать писать.

Было бы неплохо, даже очень хорошо было бы, если бы это активнее делали и другие.

We the people! (Этими словами начинается первая в мире современная конституция.) Мы — народ!

Мы — один народ, граждане Республики Беларусь.

Мы — беларусы, какого бы происхождения мы ни были.

Мы ежедневно подтверждаем свое волеизъявление быть и оставаться самостоятельными и суверенными и самим решать все наши проблемы, самим определять наше будущее.

Потому, что мы уже нация. We the people, мы, народ, это знаем точно.

Все это говорю я. А я — не народ.

Но к этому присоединились очень многие. И очень многие молчат, хотя и согласны.

Никто не может говорить от лица и имени народа, даже главе государства такие полномочия даются в очень ограниченной области.

Поэтому на ежедневном плебисците каждый может говорить только от себя и за себя.

Но надо говорить! Тут важен каждый индивидуальный голос каждого гражданина!

Иначе, какой же это плебисцит? Какая же это нация?

Мы народ?

Опубликовано в ФБ 17 июня 2019 г.

ЛЯТУЧЫ ЎНІВЕРСІТЭТ — гэта некамерцыйная ініцыятыва, дзе любы жадаючы можа навучацца бясплатна.
Але гэтага ўсяго не было б без падтрымкі неабыякавых.
Читайте также
Напішыце каментар