Методология для философов Летучего университета. Часть 6

Методология – это то знание и подход, о которых я не могу не говорить, просто потому, что знаю это, потому что для меня это руководство к действию, это мой образ мысли и образ действия. Но я не учу методологии никого, я ее реализую. Поэтому, убежден, что методологии можно учиться, но незачем учить. Учиться можно наблюдая работу и включаясь в нее. Если это работа по созданию и развитию Летучего университета, то включенность в эти процессы делает методологию видимой. Однако, то, что видимо, не всегда видно невооруженным глазом (мышлением, сознанием). Чтобы видеть даже то, что видимо, нужно вооружить зрение и настроить восприятие. Вот в качестве настройки восприятия и вооружения зрения я и расскажу о методологии. Постараюсь сделать это адресно, для философов.

Часть 1. Издалека, почти с начала

Часть 2. Проблема объекта

Часть 3. Проблема мышления, как объекта познания и практического отношения

Часть 4. Кто мыслит?

Часть 5. Интеллектуальная ситуация ХХ века

ЧАСТЬ 6. СОСТАВ, СТРУКТУРА, СИСТЕМА В КАРТИНЕ МИРА НА ТАБЛО СОЗНАНИЯ В ПОЗИЦИИ, РАБОТАЮЩЕЙ С ОБЪЕКТАМИ №3

Для начала упростим схему до необходимого минимума состава.

 

СХЕМА 16

На схеме обозначены три элемента структуры, которая свяжет эти элементы между собой. Кроме элементов будущей структуры в пространстве схемы (на доске, или в рабочем пространстве табло сознания) присутствуют ещё три значка. Они обозначают условия и рамки организации структуры и определяют первичные принципы введения в состав схемы хоть какой-то определённости.

Схема состоит из пустых функциональных мест (ПФН) и функциональных условий (ФУ) заполнения этих мест содержанием. Двигаясь по шагам, разбираем этап за этапом построения схемы.

На данный момент мы имеем бессодержательную формальную схему состава. В схеме нет ничего, кроме значков, которыми помечены места в пространстве будущей схемы. Эти места пусты, в них пока ничего не лежит, не положено. До поры до времени. В любое из трёх мест может быть положено любое содержание. Любое – значит любое с теми ограничениями, которые накладывают ФУ. Этих условий на данной схеме тоже три: Рамка, Рефлексивная позиция, и Иной.

ФУ в оперировании элементами схемы состава и структуры можно не изображать, о них нужно помнить и учитывать. Итак, дано: три элемента системы ПФМ и три условия связывания их в структуру и установления отношений между ними. Отношения могут быть установлены не только между элементами, но могут быть установлены отношения элемента с самим собой. Кроме того, между элементами могут быть множественные связи и взаимообратимые отношения. Отложим интерпретацию связей и отношений до следующих шагов и этапов, будем пользоваться только простейшими, почти математическими формами связей и отношений.

Итак, множество связей и отношений между тремя элементами могут быть заданы двумя графами: А) Последовательные связи 1-2-3 (с вариантами: 1-3-2, 3-2-1, 2-1-3 и т.д.), или Б) полный граф. Поскольку последовательные связи могут быть заданы на полном графе, то и рассматривать мы начнём именно его:

СХЕМА 17

Поскольку элементы состава и структуры взяты из предварительного рассуждения и анализа, то соотнесём состав со схемой 15, из которой они абстрагированы.

СХЕМА 15

На схеме 15 даны:

– Мир/объект №3,

– Познающая и деятельная позиция (помним, что объединение познания и деятельностного отношения в рассуждении выражено 11-м тезисом Маркса, который в перефразированном виде звучит: «Раньше … лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». Поэтому мы не торопимся называть эту позицию философом, учёным, инженером или методологом, хотя методологом было бы оправдано.)

– Табло сознания, на котором задана, нарисована, изложена картина мира/объекта.

Пока схема структуры состоит только из трёх ПФМ, не наполненных никаким содержанием, и простейших связей и отношений, исследуем возможности этой схемы и её отличия от всех предыдущих философских, научных, инженерных схем. Исследуем, задавая вопросы к схеме структуры, выясняя то, что в ней уже есть, и чего в ней нет.

?-1. Эта схема отличается от всех предшествующих философских, научных, инженерных и даже методологических схем, включая схемы, которыми пользовались Маркс, Ленин, Томас Кун, Пол Фейерабенд, Имре Лакатос, Вячеслав Стёпин, и даже Карл Поппер до 1967-го года. Все их схемы были бинарными вариациями субъект-объектной схемы, где есть познаваемый объективный мир и некто, познающий этот мир. Уловки диалогизма, подставляющие вместо объекта Иного субъекта не меняли формальной математической сути схемы. Маркс в своей работе по построению объекта №2 (политэкономии и исторического материализма) пользовался третьим компонентом – опосредующей субъект-объектные отношения деятельностью. Но эта идея не была развита им до отрефлектированного метода. Тодор Павлов вульгаризировал исторический и диалектический материализм до «ленинской теории отражения» – субъект-объектной схемы в спинозианской онтологии. В 1967-м году Карл Поппер предложил концепцию трёх миров:

— первый мир — реальность, существующая объективно;

— второй мир — состояние сознания и его активность;

— третий мир — мир объективного содержания мышления, прежде всего, содержания научных идей, поэтических мыслей и произведений искусства.

Все три мира по Попперу реальны, хоть эта реальность специфицирована для каждого из миров. В ММК тройственной, а не дуалистической схемой пользовались уже в 60-е годы, но «миры Поппера» в СМД методологии называются и описываются иначе. Дальше я буду пользоваться именно этими наименованиями:

– 1-й мир Поппера (1МП) – объект, или объект/мир (а также любые частные объекты, полученные через распредмечивание);

– 2МП – позиция (позиция всегда деятельностная, даже если это деятельность познания или чистого мышления);

– 3МП – табло сознания (если рассматривать только и исключительно познающую деятельность, можно было бы пользоваться термином «онтология» или «картина мира», но в СМД-методологии табло сознания организовано сложнее, чем только онтология и картина объекта. Но это усложнение понадобится нам только на следующих этапах схематизации).

Чтобы понять принципиальную инновацию трёхчастной схемы, нужно специально разобрать категорию «сознание».

Думаю, бросается в глаза, что Поппер употребляет категорию сознания по отношению к своему 2МП, а в СМД-методологии она упоминается в наименовании 3МП.

И у Поппера, и в СМД категория «сознание» не имеет метафизического смысла, то есть, чего-то такого, что бралось бы как вещь, предмет или объект. Метафорически говоря – сознание ни у Поппера, ни в СМД-методологии не существует вне сознания :). Но всё же с этим следует специально разобраться, хотя для методологической схемы, состоящей только из ПФМ, это совсем несущественно. Но Поппер употребил категорию «сознание» таким образом, что его 2МП, как реальный мир, может быть понят именно как особый мир сознания, то есть, один из компонентов субъект-объектной схемы. Так понимал Поппера даже его ученик Лакатос, упрекавший учителя в психологизме. Если не торопиться наполнять содержанием (объективировать, опредмечивать, или реифицировать), то для СМД-методологии тут вообще нет проблемы. Но она возникает в сопоставлении и соотнесении с попперовскими категориями, и в ещё большей степени – с феноменологией Эдмунда Гуссерля. Если не углубляться в эти сопоставления, поскольку противоречия между ними снимаются в системном подходе, то можно ограничится констатацией того, что Поппер и СМД-методологи приходят к трёхчастной схеме разными путями и из разных культур.

?-2. Функциональное условие рефлексивности требует определения порядка чтения, разбора или интерпретации схемы, или определения начала. С какого из трёх элементов графа следует начинать читать схему? В дуалистических субъект-объектных схемах был заложен конфликт начала или порядка, выражавшийся в двух взаимоисключающих ответах о первичности объекта (материи) или субъекта (сознания), что вело к конфликту материализма и идеализма, который так заботил раннего Маркса, и до сих пор некоторыми философами и обывателями считается основным вопросом философии. Эта ложная проблема возникает из преждевременного наполнения ПФМ содержанием. Например, делается допущение, что хотя бы один из элементов имеет самостоятельное бытие, может быть определён без других. Поскольку в данной схеме на этом этапе все элементы представляют собой ПФМ, то вопрос об автономности любого из них не является осмысленным. Как и вопрос об обусловленности существования какого-то из элементов другим или другими.

Правда, для Поппера этот вопрос не является праздным, по крайней мере, для 2МП и 3МП. Он вынужден оговаривать эмансипацию мира знания от состояний сознания.

Именно поэтому номинирование 2МП «позицией», а не «сознанием» является важным отличием схемы СМД-методологии от трёх миров Поппера.

?-3. Всё то же ФУ рефлексивности выводит на вопрос об авторефлексивности элементов этой схемы. Если 3МП номинировано в схеме картиной мира (табло сознания), то резонны два вопроса:

– Отображается ли на табло сознания само табло сознания? И, в продолжение этого вопроса, его развитие: отражается ли на табло сознания вся схема из трёх элементов?

– Табло сознания в схеме предназначено для отображения на нём картины мира, то есть двух других элементов схемы, и, в случае положительного ответа на первый вопрос, автоотображения на табло сознания и третьего элемента – самого себя. Спрашивается, как отображено само табло сознания на двух других элементах схемы? Или, в развитие этого вопроса: все ли элементы схемы одинаково отображаются друг в друге?

Отвечать на эти вопросы возможно только привлекая всё знание, накопленное человечеством ко второй половине ХХ века, для чего оно и было перечислено и названо выше в этом тексте, хоть и в самом общем виде. По мере наполнения содержанием и будут даваться версии ответов на эти вопросы.

?-4. Поскольку в ПФМ, которые являются элементами этой схемы, постулируется, что ПФМ могут наполняться любым содержанием, если выполняются ФУ, то рефлексивность вызывает сомнение в такой возможности: Откуда возьмётся «любое наполнение», если с каждым конкретным табло сознания работает одна позиция, объем знания (то есть содержания, которым наполняются все ПФМ) в любом случае ограничен?

Вариативность наполнения содержанием всех трёх элементов схемы обеспечивается двумя другими ФУ:

– Существованием Иного, как условия существования деятельной позиции в схеме. Иной, это напоминание о том, что ни одна система/картина мира не может быть свободна от системных ограничений, доказанных в двух теорема Курта Гёделя. Разумеется, введение Иного в схему картины мира не является решением второй проблемы Давида Гилберта, поставленной им перед мышлением ХХ века в 1900-м году в рамках исследования объектов №1 и №2. Но вторая проблема Гилберта об истинности оснований арифметики существует только в отношении объектов №1. Выводы из доказательств Гёделя распространяются на другие формальные системы не как доказательства, а как принципы неполноты и требование непротиворечивости. А именно эти принципы реализуются в объектах №3 введением в схему Иного.

– Наличием рамки, определивающей (задающей предел миру, взятому в любые рамки) мир и деятельное отношение к нему, как условия существования неведомого, лежащего за пределами самой схемы или трёхчастного представления о мире, или о трёх мирах.

?-5. Любая структура может быть проанализирована в трёх формальных планах:

– Пространственно-временная структура;

– Модальность;

– Интенсивность, интенсиональность-экстенсиональность.

Чем проще структура, тем точнее и полнее могут быть схвачены эти планы. Структура, наполненная содержанием, затуманивает и навязывает определённость пространства-времени, сужает множество модальных параметров и характеристик, то есть навязывает видение структуры, вплоть до полной реификации, мешает восстановить формальную полноту связей и отношений. Поэтому, пока наша структура лежит на доске (о доске чуть позже), или на табло сознания в опустошённом виде, уточним возможности этих трёх планов анализа.

А) Пространственно-временная структура может анализироваться в трёх разных подходах, как минимум:

– Пространственно-временной континуум (ПВК) – концепт естествознания, сразу накладывает содержательные требования на категории пространства и времени, они берутся как одно целое в четырёх измерениях. Измерения имеют количественное выражение (длинна, расстояние, размер, интервал и т.д.), и они континуальны.

– Аристотелевская топика, дополненная математической топологией, – концепт, используемый редко, в основном в самой математике, в цифровом программировании, и, как правило, нерефлексивно, если не учитывать герменевтику. В этом подходе непрерывность, при всём разнообразии деформации формы, приписана не ПВК, а объекту. Дискретны места и объекты, форма объекта и топа не имеет значения при условии непрерывности.

– Хронотоп в смысле Михаила Бахтина. В котором пространство задано как система мест, без учёта расстояний и связи между ними, а время представлено множеством дискретных событий. Каждое отдельное место (топ, топос) может быть описан как особенный ПВК, и время непрерывно только внутри каждого отдельного события.

Полный и правильный анализ пространственно-временной структуры трёх МП (миров Поппера) не может строиться только в одном из названных подходов, необходимо комплексировать все три, и пользоваться ими, как инструментами анализа, попеременно, по мере возникающих задач.

Б) Модальность. В модальной логике различают деонтическую модальность (по Георгу фон Вригту) и алетическую, с глубокими корнями в древней и новой философии и естествознании. Можно и нужно оперировать математической категорией модальности – множество параметров (качеств, или характеристик) объекта. Иногда можно пользоваться и философско-психологическим пониманием модальности, если помнить, что в этом подходе модальность является не параметром предмета или объекта, а технической характеристикой наблюдателя. Так, мы видим мир в цвете, но цвет – это не параметр мира/объекта, а характеристика зрительного анализатора психики.

Оперируя с модальностями в деонтической логике необходимо опираться на операции эпохе и феноменологической редукции по Гуссерлю. От алетической модальности мы не можем избавиться, постоянно выясняя, как оно там на самом деле, и констатируя: «а на самом деле всё обстоит вот так», но мы должны знать и понимать цену таким модальным суждениям.

И уж никак, ни при каких подходах, мы не можем игнорировать лингвистическую и семантическую модальность. При анализе модальности структур семантические категории наиболее адекватны.

В) Интенсивность, интесиональность-экстенсиональность. Самый сложный для анализа план разворачивания структуры. Основная сложность состоит в неразработанности адекватного терминологического аппарата и чрезмерной определённости терминов, понятий и категорий в разных областях знаний, в разных научных дисциплинах и философских подходах. Интенсивность связывает силу и объем, но в физике, математике, лингвистике эти категории намеренно разведены. Сила описывается вектором, а количественные характеристики вектора не соотносятся с объемными характеристиками. Теоретикомножественные категории позволяют связывать силу и объём множеств, но только в рамках некоторого терминологического тезауруса. Точно так же, в материальном анализе разводятся понятия интенсивности и интенции. Интенция и интенциональность понимаются скорее как вектор, а объёмные характеристики относятся к экстенсиональности.

В анализе интенсивности и интенциональности структур приходится комплексировать сразу несколько предметных представлений. Как минимум:

– Законы сохранения из физики (с акцентом на третий закон Ньютона);

– Логические представления Рудольфа Карнапа и Готлоба Фреге об интенсиональности и экстенсиональности;

– Понятие интенции у Эдмунда Гуссерля и учение схоластов об интенциональности и двух интенциях.

Все три ПФМ в структуре должны быть наполнены интенциональным содержанием, пока не доказано обратное. Доказать обратное (фальсифицировать утверждение об интенциональности объектов или элементов схемы) можно только опровергнув наличие между ними обратной связи и оспорив справедливость второго закона Ньютона, как аналога взаимного действия объектов друг на друга. Как если бы при силе воздействия одного объекта на другой, ответное действие имело бы нулевую интенсивность. На схеме из ПФМ мы не можем утверждать, как в механике, что действие равно противодействию по силе и интенсивности. Взаимодействие между разными по своей природе (наполненными ПФМ) объектами может различаться по силе и интенсивности прямого и обратного действий.

?-6. Любая схема всего лишь модель структуры, а не сама структура (сСс1). Каждая схема представляет собой некую структуру (сСс2). Как соотносятся между собой структуры сСс1 и сСс2? Символы сСс1 и сСс2 означают: ССС – состав-структура-система; выделенная средняя – это акцент на структуре, хотя нельзя забывать о составе и системе; 1 – это структура, которую мы моделируем и анализируем с помощью структуры модели, то есть структуры 2. Мы анализируем модель сСс2, а результаты анализа переносим на сСс1. Какие результаты допустимо переносить, а какие нет?

Наивный структурализм отождествляет сСс1 и сСс2. Такое отождествление было весьма продуктивным и креативным много десятилетий существования структурализма, как подхода. До сих пор не исчерпан потенциал такого отождествления, и необходимо признать справедливость тезиса о том, что «Мир повторяет структуру языка». Но повторение не есть тождество. Мир не тождественен языку, который его описывает. Язык описывает мир в своей структуре, то есть повторяет его в очень сложной модели с бесконечным множеством элементов. Мир повторяет структуру языка, потому что дан нам (присутствует для нас) в языке, точнее в нескольких языках, естественных и искусственных, включая искусственный язык моделирования.

И дело вовсе не в метафизической проблеме истинности моделей, в возможностях моделирования в языке, в структурах разного рода, а в чисто техническом вопросе: что в наших моделях сСс2 повторяет сСс1, а что является только нашей фантазией и может быть обнаружено только в самих моделях, а не в объекте, который мы моделируем?

Модель сСс2 и моделируемый объект сСс1 связаны между собой в комплекс, и эту связь можно проинтерпретировать по аналогии, или по образцу комплексных чисел Иоганна Фридриха Гаусса, в которых есть действительная часть числа, и его мнимая часть. Мнимая, воображаемая часть комплекса сСс1-сСс2 отбрасывалась в философской гносеологии и методологии науки вплоть до ХХ века. Пока в философию не был введён имагинативный абсолют. Сам термин принадлежит маргинальной философии Якова Голосовкера, но реальность воображения легитимизировалась в познании и другими философами и исследователями, самым известным из которых был, наверное, Бенедикт Андерсон с его воображаемыми сообществами. Для социальной реальности наибольшее значение имеет концепт «самоисполняющегося пророчества» Роберта Мертона и теорема Вильяма и Дороти Томсон. Самое же важное проявление комплексности (связности действительной и мнимой частей) структур модели и объекта существует в инженерии, выступая основанием создания инженерных изобретений, не существующих в природе, но существующих в культуре и познании.

?-7. Открытие того обстоятельства, что «структуры не выходят на улицы» сильно подорвало позиции структурализма в мышлении ХХ века, что совсем не обесценивает его вклада и достижений. Но дело в том, что преодоление разрыва между сСс1 и сСс2 невозможно в самом структурализме, разрыв преодолевается в системном подходе – ссС.

Системный подход начинается с интерпретации структур, то есть элементов состава, установленных связей между элементами, и постановки элементов в те или иные необходимые отношения между собой. Системной интерпретации подлежит вся прегнантная структура, каждый элемент в отдельности, каждая связь и каждое отношение.

В СМД-методологии принято выделять и работать с пятью типами интерпретаций. Каждый элемент, связь и отношение могут быть проинтерпретированы пятью (как минимум) разными способами:

– Процессы;

– Функции;

– Материал;

– Организованность материала (или морфология);

– Опредмеченные связи и отношения.

Когда мы говорим об объекте, объекте любого из трёх типов на схеме №8, мы говорим о ПФМ объекта. Будучи наполненным содержанием, этот объект предстаёт перед нами либо как процесс, либо как функция, либо как материализованный предмет, либо как структурная форма представления материала предмета, либо как опредмеченные связи и отношения, которые мы тоже кладём на рабочую доску мышления, как объекты.

То же самое мы проделываем со структурными связями и отношениями. Связи и отношения в структуре формальны. Без интерпретаций их как процессов, функций, материала и морфологии, они остаются формальными. Лучше всего это иллюстрируют принципиальные (формальные) и монтажные (опредмеченные) электрические или радиосхемы.

Самую большую трудность для невладеющих системным языком и инструментарием представляют интерпретации структурных связей и отношений системными связями и отношениями. Но это дело техники и обучения.

Прежде чем приступать к системной интерпретации проанализированной в первом приближении структуры, проинвентаризируем и зафиксируем, что мы уже знаем об этой структуре.

Итак, мы выяснили из анализа простейшей структуры на схеме 17 следующее:

– Реальность (принцип параллельности): Все три элемента структуры реальны, каждый из них представляет собой автономный, независимый в своём существовании от двух других, мир. Автономия и независимость МП задаётся отношением параллельности, всё, что происходит в каждом из МП, не подчиняется законам и правилам двух других МП.

Тринитаризм (принцип дополнительности): Три МП составляют единый Мир или Универсум. Каждый из МП выступает дополнительным (в соответствии с принципом дополнительности) описанием их триединства, только в разных модальных логиках (эпистемологической, деонтической и алетической модальностях).

Рефлексивность (принцип подобия): Все элементы структуры рефлексивны и авторефлексивны, каждый из элементов структуры может отображаться в двух других, и отражается сам в себе. Отображение каждого из МП в другом не инвариантно, а проходит по этапам уподобления, от топологического инварианта, через ряд стадий к метрическому инварианту, к которому стремятся математические модели.

Интенциональность (принцип векторной ортогональности): Каждый из МП инсталлирован интенционально относительно каждого из двух других. МП не только отражаются друг в друге, но и детерминируют каждый каждого, как каузальным, так и телеологическим образом. Причина событий и цель действий лежат (или могут лежать) в противоположном МП как точка или объект, на который направлен интенциональный вектор.

Комплексность (принцип соединённости в структуре действительной и мнимой частей).

Этого нам пока достаточно, чтобы приступить к наполнению схемы, всех её ПФМ, содержанием, и интерпретировать каждое ПФМ уже как системные элементы. Но начнём мы с обсуждения инструментов этой работы.

Читать дальше:

Часть 7. Семиотика и логика в построении картин мира

Часть 8.1. Семантика и семиотика языка схем

Часть 8.2. От онтологических схем к организационно-деятельностным

Часть 8.3. В поиске отсутствующих полноты и завершённости-1

Часть 8.3. В поиске отсутствующих полноты и завершённости-2

Часть 9. Конфигуратор

Часть 10. Идеальный план (1)

Часть 10. Идеальный план (2)

Часть 11. Организационно-деятельностный план (1)

Часть 11. Организационно-деятельностный план (2)

ЛЯТУЧЫ ЎНІВЕРСІТЭТ — гэта некамерцыйная ініцыятыва, дзе любы жадаючы можа навучацца бясплатна.
Але гэтага ўсяго не было б без падтрымкі неабыякавых.
Читайте также
Напішыце каментар