Общественное мнение существует, но не как объект, а как пространство для игры и борьбы

Почти полвека назад Пьер Бурдьё заявил в связи с критикой технологии опросов общественного мнения, что “Общественное мнение не существует”: “Итак, мне хотелось рассказать, что общественное мнение не существует, по крайней мере в том виде, в каком его представляют все, кто заинтересован в утверждении его существования. Я вел речь о том, что есть, с одной стороны, мнения сформированные, мобилизованные и группы давления, мобилизованные вокруг системы в явном виде сформулированных интересов; и с другой стороны, — предрасположенности, которые по определению не есть мнение, если под этим понимать, как я это делал на протяжении всего анализа, то, что может быть сформулировано в виде высказывания с некой претензией на связность.”

“Если опросы общественного мнения плохо ухватывают потенциальные состояния мнения, точнее — его движение, то причиной тому, в числе прочих, совершенно искусственная обстановка, в которой мнения людей опросами регистрируются. В обстановке, когда формируется общественное мнение, особенно в обстановке кризиса, люди оказываются перед сформировавшимися мнениями, перед мнениями, поддерживаемыми отдельными группами, и таким образом выбирать между мнениями со всей очевидностью означает выбирать между группами. Таков принцип эффекта политизации, производимого кризисом: приходится выбирать между группами, определившимися политически, и все более определять выбор эксплицитно политическими принципами. Действительно, мне представляется важным то, что опрос общественного мнения трактует это мнение как простую сумму индивидуальных мнений, сбор которых происходит в ситуации подобной процедуре тайного голосования, когда индивид направляется в кабину, чтобы без свидетелей, в изоляции выразить свое отдельное мнение. В реальной обстановке мнения становятся силами, а соотношение мнений — силовыми конфликтами между группами.”

Это категорическое суждение знаменитого социолога спекулятивно трактуется различными группами интересов в свою пользу.

Наверное, я тоже трактую его в своих интересах. Я и не скрываю своей крайней заинтересованности.

Так вот, что мне важно в этом:

– “плохо ухватывают потенциальные состояния мнения”;

– “точнее — его движение”;

– “есть, с одной стороны, мнения сформированные, мобилизованные и группы давления, мобилизованные вокруг системы в явном виде сформулированных интересов; и с другой стороны, — предрасположенности, которые по определению не есть мнение”.

Важно, что то, что называют “общественным мнением” не статично, а потенциально и динамично. Мнение текуче, сегодня такое, завтра может быть совсем противоположным.

Общественное мнение – пространство игры и манипуляций, это то, чем играют. И либо выигрывают, либо проигрывают.

Кто играет?

Играют по Бурдьё “группы давления, мобилизованные вокруг системы в явном виде сформулированных интересов”.

Оставим пока так, в том виде, как это сформулировал классик: “группы давления, мобилизованные вокруг системы в явном виде сформулированных интересов”.

Какие же группы давления мы имеем сегодня в Беларуси, которые имеют “в явном виде сформулированные интересы”?

  1. Российское имперское лобби, играющее в “союзное государство” и тесную интеграцию вплоть до аншлюса.
  2. Режим и его социальная и идеологическая опора, играющие в “стабильность” и сохранение существующего порядка вещей.
  3. Люди (гражданское общество) с ценностью суверенитета Беларуси.

Пока достаточно. Эти три “группы давления” играют на поле общественного мнения, пытаясь склонить его на свою сторону.

Но давление измеримо, пусть не так, как в науке механике, или пневматике (паскаль, бар, миллиметр ртутного столба, и т.д.), но хотя бы качественно, например, в гигабайтах информации, часах эфира, страницах газет, раскрученности лидеров мнений и т.д.

Так вот, давление российского имперского лобби во много раз превышает возможности беларусского режима и гражданского общества вместе взятых.

Но давление давлением, существуют материалы, выдерживающие сверхвысокое давление.

Может ли беларусская нация выдержать сверхвысокое давление имперского лобби?

Или, говоря иначе, способно ли беларусское общество оказать сопротивление в информационной войне, и выйти из неё победителем?

Сейчас вопрос ставится именно таким образом.

И на игровой площадке “общественного мнения” сейчас играют не организованные и сплочённые команды – “группы давления”, а разрозненные “игроки”, никак не координирующие свои действия, не разыгрывающие каких бы то ни было комбинаций и стратегий. Это как мечта старика Хоттабыча – каждому футболисту на поле по мячу, и пусть каждый играется и лупит по воротам своим мячом, что они как дураки носятся за одним мячом и отбирают его друг у друга.

Можно ли анализировать такой бардак как игру?

Да, можно.

Можно видеть две условные стратегии поведения всех и каждого, кто может что-то вкинуть в “общественное мнение”, будь то по телевидению, в газетах, в публичных заявлениях, да и в социальных сетях.

  • Игра на понижение.
  • Игра на повышение.

Кто во что играет?

Игра на понижение – это отказ от рациональности, логики, организации. Это оспаривание очевидного, отказ от научных, философских понятий, поощрение бесконтрольного выплёскивания мнений, упорство в предрассудках, создание псевдотеорий и концептов из первых пришедших в голову соображений, безответственность в публичных заявлениях, бездеятельность, сокрытие своих мотивов и интересов, скандалы и ссоры, распыление социального капитала, подрыв любых авторитетов и дискредитация общественных лидеров.

Игра на повышение – это строгость понятий, требование логичности и системности в рассуждении, опора на факты, а не на мнения, категоричность и строгость в употреблении слов, называние вещей их именами, чёткая формулировка своих целей, мотивов и интересов, участие во всех дискуссиях и обсуждениях с артикуляцией целей и методов достижения этих целей, поддержка лидеров, устремлённых к разделяемым с ними целям, помощь лидерам в накоплении авторитета, социального и политического капитала.

Как распознать, кто в какую игру играет в публичном пространстве на площадке “общественного мнения”?

Вообще-то, это совсем не сложно.

Стоит только посмотреть на ежедневную деятельность любого из “игроков” и проследить их историю за несколько лет, а лучше лет 10-15.

Очень опасно делать выводы на основании одного-двух действий и поступков. (Помните героя РЧСС Диянова, или Дермонта, Петровского, Шпаковского, Агафонава?).

Пьер Бурдьё говорит: “В реальной обстановке мнения становятся силами, а соотношение мнений — силовыми конфликтами между группами.”

Поэтому важно знать:

– Между какими группами сейчас разворачивается конфликт в Беларуси? Решите каждый для себя этот вопрос.

– Какая из конфликтующих групп отстаивает ваши интересы (именно ваши личные интересы)?

– Какой из конфликтующих групп вы отдаёте свой голос, в какую позицию вкладываете своё мнение?

– Ваше мнение усиливает, или ослабляет группу давления, которая отстаивает ваши интересы?

Я с огромным прискорбием вижу, что многие люди своими мнениями поддерживают группы противоположных интересов, и очень ослабляют свои позиции. То есть, играют на понижение. Отчасти из-за безответственности, отчасти из-за нежелания думать и разбираться, критически относиться к собственному мнению и своей родной кочке зрения.

Опубликовано в ФБ 17 июня 2019 г.

ЛЯТУЧЫ ЎНІВЕРСІТЭТ — гэта некамерцыйная ініцыятыва, дзе любы жадаючы можа навучацца бясплатна.
Але гэтага ўсяго не было б без падтрымкі неабыякавых.
Читайте также
Напішыце каментар