Гинтаутас Мажейкис: Самозванство — особенное ментальное свойство России

Апублікавана: 29.09.2014

Петр Кухта, "ЕвроБеларусь"

Авантюризм, изменчивость, творческое начало, самозванство – это трикстер. Он никогда не является воплощением абсолютного добра или абсолютного зла, ему нельзя верить, потому что он всегда может предать, за ним рискованно следовать, потому что можно обмануться. Тот, кто слишком доверчив, может быть наказан. Утверждая истины и нормы, трикстер сам первым низвергает и изменяет их. Однако обман трикстера, не выступает противоположностью истины, он – игра, карнавал, где добро и зло, высокое и низкое меняются местами. И в этой игре возникает поле для творчества, для создания новых ценностей и смыслов. После трикстера всегда остается разнообразие, он не позволяет любым истинам, ценностям, авторитетам установить абсолютную власть над людьми.

Архетип трикстера – обманщика и ловкача, свойственен всем мифологическим системам. Почему человечество создало этот образ? Какие социальные функции он выполняет и как может быть полезен для осмысления современной реальности? 26 сентября в цикле Urbi et Orbi философ, профессор университета Витовта Великого (Каунас) Гинтаутас Мажейкис выступил с лекцией «Грани современного трикстерства и реабилитация прогрессивной лжи». Полная видео-версия лекции появится в ближайшее время на сайте «Летучего университета».

Накануне лекции Гинтаутас Мажейкис в интервью Владимиру Мацкевичу подчеркнул актуальность темы, заявив, что в период 1990-2000 годов «среди массы творческих авантюристов выделились наиболее способные люди со свойствами трикстерства». «Для понимания политических, социальных, экономических лидеров, имевших это авантюристское начало и впоследствии ставшие небольшой группой людей, которые действуют очень серьезно, понятие трикстерства очень продуктивное. И это понятие должно относиться не только к олигархам и не всегда к олигархам, а должно быть понято отдельно от олигархии и независимо от нее. Таких трикстеров можно найти и в сфере культуры, и в сфере политики, где нет больших денег, пользуясь теми характеристиками, которые мы обозначили раньше – самозванство, авантюризм, действие через обман, творение новых миров, новых символических организаций и легкая способность их изменить и изменять им», - считает философ.

В своей лекции Мажейкис обратил внимание на явление самозванства как характерной черты российского общества в определенные периоды. Иначе говоря, в смутные времена. Времена коронованных скоморохов. К моменту появления в Москве Лжедмитрия скоморошество в Московии было под запретом. «После получения власти в Москве Лжедмитрий возвращает скоморохов в Московию. И когда его убивают, то, по легенде, на его голое и растерзанное тело набрасывают скоморошьи одежды. Этот образ коронованного скомороха заставляет задуматься, что же такое самозванство в России? И почему в этой стране было так много самозванцев? Авантюристы-самозванцы были во всех странах. Но приходили реже и претендовали не на самые главные посты. А тут — что ни самозванец, то царь. Бесконечное количество самозванцев. Если в других странах это было случайным явлением, то в России — почти как болезнь. Самозванство — внутреннее ментальное явление россиян», - полагает Гинтаутас Мажейкис.

По его мнению, роль самозванцев в России — очень экзистенциальна. «Быть самозванцем в России опасно, ритуально объявлять себя сыном царя с демонстрацией особенного знака, который свидетельствует о божественном провидении. Иного пути как на трон, а потом на виселицу у российского самозванца нету. Он уже выбрал судьбу свою. Он сразу же священен как мессия», - отмечает Мажейкис.

К самозванцам, сочетающим в себе черты и меркурианцев, и трикстеров, Мажейкис относит и небезызвестного Игоря Стрелкова-Гиркина, персонажа №1 событий на Донбассе, в августе вдруг неожиданно вернувшегося в Москву. Такое возвращение, как полагает Мажейкис, весьма показательно.

«Никто точно не знает Гиркин он или Стрелков, все с ним непонятно. По одному из социологических исследований он оказался популярнее Путина. Мне он интересен как персонаж. Насколько я знаю, он археолог по специальности, стал заниматься историческими реконструкциями, его любимым полем занятий стала Первая мировая и гражданская войны. Любитель Деникина, такой вот белогвардеец... Все думали, что это игра, но он, как все самозванцы, вдруг поверил, что настоящий белогвардеец, который, правда, выполняет указы времен Второй мировой войны и Верховного совета СССР. Он провозглашает Новороссию, сам себя делает министром обороны. Говорит о том, что тут не будет никаких олигархов, не будет никаких преступников, что это будет возрожденная светлая земля», - отмечает Мажейкис.

Трикстер, как отмечает Мажейкис, всегда открытый. «Он в свою роль входит со всей душой. И любой самозванец, и мессия — они открытые. Но дело в том, что трикстер всегда нарушает в конце концов правила, им же самим созданные. И перешагивает, предает свои проекты. Уезжает, как Стрелков, обратно в Москву. Трикстер не стремится навсегда приобрести власть, он приобретает эту власть и теряет ее. Возможно, это и раскрывает тайну, почему самозванцы никогда в России не остаются у власти. Они могут становиться царями, но обязательно престол утратят. Но при этом самозванец не трикстер, он часть трикстерства. И смеяться над концом самозванца не приходится», - считает Гинтаутас Мажейкис.

Share: