Что нам делать с советским в образовании

25 красавіка 2018

24 апреля в Культ.центре «Корпус» прошла дискуссия, посвященная ответу на вопрос, «было ли советское образование хорошим».

Этой дискуссией «Центр новых идей» открыл свой новый проект «Зомби идеи», направленный на разборку «вредных» представлений, от которых, по мнению организаторов, нужно избавляться беларусскому обществу. Оказалось, однако, что для того, чтобы отказаться от даже очевидных анахронизмов, сначала неплохо бы всерьез разобраться, что за ними стоит. В противном случае наши «прогрессивные» установки выглядят столь же иделогизированными и поверхностными, как и «мифы», с которыми мы боремся.

Нравится нам это или нет, но к истории советского образования и вопросам десоветизации образования беларусского нам придется возвращаться еще не раз. «Летучий» собрал основные тезисы спикеров дискуссии.

Спикеры перед началом дискуссии: Владимир Мацкевич, Владимир Дунаев, Татьяна Синица

Владимир Мацкевич, философ и методолог, руководитель Агентства гуманитарных технологий, один из основателей Летучего университета.

Советское образование было отлично выстроено для удовлетворения нужд и воспроизводства индустриального общества. Процесс этого выстраивания был сложным и затратным, но вполне адекватным задачам индустриализации и культурной революции в первой половине XX века.

Однако уже в начале 60-х, когда в мире наметился переход к постиндустриальной эпохе, эта адекватность была потеряна. И в то время, как в США уже в 1965 году компьютерная грамотность была возведена в разряд базовых навыков, а в 70-х все развитые страны начали серьезные реформы образовательных систем, развивающие их гибкость и адаптивность, в СССР продолжали штамповать одинаковые болванки для индустриальных нужд.

Иллюстрация взята из ФБ Владимира Мацкевича

Миф о прекрасном советском образовании был создан американцами в 1958 году, за три года до триумфального прорыва в космос. Журнал LIFE в марте того года опубликовал пиаровский материал со сравнением советского образцового старшеклассника из Москвы и его ровесника из Чикаго. Отобранный советский мальчик по всем статьям выглядел лучше и сильнее среднего чикагского оболтуса. В самих Соединенных Штатах этот миф на серьезном уровне никто не воспринимал, а вот советскими идеологами транслировался очень активно. И если американцы использовали его как инструмент для мобилизации своего общества для проведения успешной образовательной реформы, то для СССР он стал поводом объявить себя победителем планеты всей и «почить на лаврах».

Иллюстрация взята из ФБ Владимира Мацкевича

Бесспорным достоинством советского образования была стандартизация и «подгонка» разных уровней образования друг к другу в масштабе всей образовательной системы. При выполнении стандартов ученик любой сельской школы мог поступить в любой советский ВУЗ. Однако в этом бесспорном достоинстве кроется и одна из главных проблем советского образования, стоит только поменять акцент рассмотрения.

Иллюстрация взята из ФБ Владимира Мацкевича

Давать оценку какому бы то ни было образованию «вообще» – бессмысленное занятие, разные позиции будут иметь разные критерии для оценки. С позиции ученика, учителя, методиста, директора школы или ректора ВУЗа система образования будет оцениваться по-разному. И эти оценки очевидно будут отличаться от оценки с гражданской или политической позиции, из которой успехи образования оцениваются по успехам страны. Профессор Оскар Пешель в июле 1866 г. выдал формулу (по поводу успехов Пруссии в австро-прусской войне), которую потом приписали Бисмарку, сказав, что это была «победа прусского учителя над австрийским школьным учителем». Качественное образование – это то, которое позволяет стране выигрывать в конкуренции на том поле, которое определяет сегодня успешность стран в глобальном мире.

Беларуси в наследство от СССР осталась отлично организованная система профессионально-технического образования, может быть, лучшая на тот момент во всем Советском Союзе. После развала СССР можно было сделать ставку именно на ее развитие, но, поскольку институтов национального мышления в стране не было, «голова» осталась в Москве, то этим шансом Беларусь не воспользовалась. А сейчас стоят уже совершенно иные задачи, успешность и развитие стран в современном мире определяется их потенциалом в использовании и потреблении инноваций. Именно это должно стать критерием и для оценки беларусской системы образования, и для ее реформирования.

В конечном итоге, наше образование – это наша забота. Да, в беларусских ВУЗах сегодня ничему толковому не учат. Но в Минске можно многому научиться, надо только понимать, чего ты хочешь, и уметь искать учителей.

Владимир Дунаев, кандидат философских наук, профессор, один из основателей и первый ректор ЕГУ, член Общественного Болонского Комитета.

Нет никакого «советского образования» как чего-то целостного, мы можем говорить об «образовании во времена СССР», и оно было разным.

Советское образование – это 8 неудачных реформ, и нет ни одной характеристики (это касается и бесплатности образования), которая была бы присуща образованию в СССР на протяжении всего периода его существования.

Один из предметов гордости советского образования – масштабы и эффективность программы по ликвидации безграмотности, проведенной в СССР в 20-х гг. XX века. Даже если забыть, что к тому моменту, когда Советская Россия приступила к выполнению этой задачи, в большей части Европы она уже была решена, нужно понимать характер этой кампании. Важно было научить людей читать, чтобы они могли читать советские газеты, то есть задачи кампании были чисто идеологическими.

Миф о «советском образовании» и его преимуществах является составной частью мифа беларусской исключительности, когда уникальность беларусского образования обосновывается «сохранением лучших традиций» советского. Это просто показатель интеллектуального тупика, в котором мы находимся.

Хорошее образование – это гибкое образование, а нормальная современная образовательная политика держится на трех китах: доступность, качество, цена. В Беларуси, при очевидной массовизации высшего образования, мы сегодня имеем постоянное увеличение количества выпускников ВУЗов при столь же постоянном снижении государственных расходов на образование. Экономия на образовании – это тоже часть советской образовательной политики, которую мы продолжаем реализовывать.

Беларусь, к большому сожалению, практически не использует те возможности, которые дает вхождение в Болонский процесс. Если еще два года назад были надежды, что с помощью этого инструмента можно сдвинуть с мертвой точки беларусскую образовательную политику, то сегодня они выглядят все менее реалистичными. Беларусская система образования переживает очередной период консервативного реванша, и невозможно предсказать, когда (и чем) он закончится.

Татьяна Синица, кандидат психологических наук, доцент кафедры психологии БГУ.

Не смотря на исторические изменения, в советском образовании был один пункт, ему присущий – отношение к человеку. И это отношение де-индивидуализации, когда на учащихся насаживаются некие стандарты, безотносительно к их индивидуальности.

Безусловно, при реформировании образования важен учет всех уровней и контекстов, глобальных и национальных трендов, но я очень боюсь реформ, которые делаются без оглядки на человека.

Любое изменение можно и нужно начинать с себя, и в сложившихся обстоятельствах важнее ориентироваться на людей. На яркого и вдумчивого преподавателя, а не на предмет, на тех, кто реально заботится о решении конкретных проблем. Критерий хорошего образования – это возможности, которые оно дает для раскрытия потенциала и самореализации личности, индивидуальности.

ВИДЕО-ЗАПИСЬ дискуссии доступна ЗДЕСЬ.

“Летучий” рекомендует по теме:

Конкуренция за умение мыслить

Беларусь у Балонскім працэсе: крок наперад, два назад?

«Навыки XXI века»: новая реальность в образовании

ЛЯТУЧЫ ЎНІВЕРСІТЭТ — гэта некамерцыйная ініцыятыва, дзе любы жадаючы можа навучацца бясплатна.
Але гэтага ўсяго не было б без падтрымкі неабыякавых.
Напішыце каментар