В.Мацкевич: Политтехнологии третьего поколения (кратко)

12 лютага 2020

Новый политический сезон в Беларуси, актуализирует аналитику. Самой адекватной для понимания сути мероприятий под названием “выборы” остается статья Владимира Мацкевича о приходе эпохи политтехнологий третьего поколения, написанная осенью 2013 года.

Мы публикуем краткие тезисы для напоминания, а более подробно с темой можно разобраться в статье и дополнительной серии выступлений “Политтехнологии третьего поколения“.


После развала Советского Союза политическая аналитика и в особенности международная политическая практика вынуждена была перестраиваться и искать новые ориентиры, концепты, практики, техники в новом однополярном мире. Однако конкуренция различных идей и действие программ демократизации в 2013-2014 году столкнулись с новой реальностью и противостоянием. Речь идет переходе России к проактивным действиям,  в которых заявляется претензия на центр силы и возобновляется противостояние. Важным фактором этого витка политического противостояния стали новые практики ведения борьбы на политическом поле. Их можно назвать консциентальной войной или практиками в борьбе за сознание. Их влиятельность обретает силу с развитием информационных технологий и телекоммуникаций. Однако медиа среда является только материалом или средой на которой данные практики успешно разворачиваются. Суть (существо) этих практик можно увидеть лишь рассмотрев динамику изменения политических практик в первую очередь в постсоветских странах.

Далее мы опишем 3 поколения техник работы с общественным сознанием и активностью в политическом поле. Эти поколения отличаются друг от друга по следующим параметрам:

  • роль и место кандидата на выборную должность в команде и политической кампании
  • функции и характер команды
  • способы и источники финансирования 
  • участие гражданского общества в кампании
  • функционирование социально-политических институтов: СМИ, государственные институты, местная власть, финансовые институты и т.д.

1 поколение: «романтическое». Эпоха демократических изменений и освоения новых способов работы с гражданами и приемов политической борьбы. Центральное место в команде чаще всего занимал сам кандидат на выборную должность. Он был членом команды, чаще всего руководил и командой, и кампанией. Политические команды собирались из разных специалистов, экспертов в самых разных областях и активистов. Они формировались при партиях или политических субъектах. Сами команды не воспринимали себя как нанятых сотрудников, а как группу поддержки политического лидера, идеологию, цели и ценности которого они разделяют.

Привлечение средств к кампаниям строилось на основании «серых» схем, которые были единственной возможностью в условиях разрушенной экономики и еще не установившихся институтов и форм хозяйствования. Структуры гражданского общества только возникают и не играют существенной роли в политических кампаниях.

Техники и практики работы в рамках политической кампании ориентированы на конкурентную борьбу за симпатии свободных избирателей. Они результативны и эффективны в ситуации, где государственные институты, право, законы, СМИ, финансовая система не принимают участия в политической борьбе на стороне одной из конкурирующих сторон. Они сохраняют нейтралитет и являются инфраструктурой для политической борьбы.

Основной стратегией кампаний первого поколения: согласование позиций (заявлений и деклараций) кандидата с общественным мнением большинства избирателей, с настроениями и ожиданиями электората. Программа кандидата строится с учетом настроений и ценностей избирателей. Успешность кампаний отражается в повышении рейтинга кандидата. Тайна. Конкуренты политические пытаются скрыть друг от друга свои планы и действия.

2 поколение: «рыночное» .

Уже в первой половине 1990-х годов появились менеджеры, которые знали, где и как получить деньги на финансирование предвыборной кампании. Они стали собирать команды профессионалов и искать подходящего кандидата на выборную должность, чтобы организовать ему кампанию и освоить деньги. Появился рынок претендентов в кандидаты. Стал развиваться рынок успешных команд, которые могли эффективно работать в политических кампаниях.  Также появились заказчики для кампаний, которые готовы были инвестировать средства для того, чтобы получить зависимого и контролируемого политика на выборной должности (своего человека).

В рамках второго поколения политических практик организации кампаний кандидат на выборную должность не был частью и лидером команды. Чаще всего он был нанятым или «нужным» человеком. Команда стала сервильной фирмой, которая не должна разделять идей и ценностей, а работает по заказу. Появляется фигура заказчика, который инвестирует средства в кампанию для получения опосредованного политического влияния.

Общественные и государственные институты, а также структуры гражданского общества частично и включаются в кампании на стороне отдельных кандидатов. Это прежде всего СМИ, а также такие структуры как милиция, прокуратура и административные структуры управления. При этом частично остается часть свободных институтов и структур.

Основная стратегия кампаний второго поколения – сделать так, чтобы тот кандидат, которого нужно провести на выборный пост, понравился электорату. Тактика действий – «продать» позитивный образ своего кандидата и очернить противника. Условием работы этих политических практик является сохранение процедуры реального подсчета голосов.

Появляется дополнительная тайна – заказчик (олигарх, бизнес) остается самой влиятельной но невидимой фигурой для общества и избирателей, а также для конкурентов. Эта тайна может быть вскрыта еще оставшиеся независимыми СМИ и не коррумпированные государственными структурами.

Третье поколение. 

Главную роль в новых практиках ведения политических кампаний выполняет заказчик, место которого занимает правящая элита (хунта). Политик и или властная группа получившая своем место на предыдущих выборах. Кандидаты на выборную должность не имеют значения, при условии, что они полностью подчинены заказчику или управляемы им. Цель заказчика – сохранение статус-кво в политической и общественной ситуации страны. И объектом работы таких практик является вся страна целиком.

Основная стратегия такой кампании – сохранение видимости всех формальных процедур, при полной контролируемости результата. Сохранение видимости демократических процедур остается ценностью для части активных граждан и международных отношений.

Работа команд кандидата полностью теряет значение, так как главным объектом политической практики становятся не голоса избирателей, а контроль за итоговыми результатом (статус-кво) и устранение политической конкуренции как таковой. Для решения этой задачи подключаются все общественные и государственные институты – СМИ, системы образования, местная администрация, милиция, также крупный бизнес страны. Все они перестают быть свободными и самостоятельными.

Независимое гражданское общество в случае использования таких техник ведения кампаний стремиться к сопротивлению, что иногда приводит к «цветным революциям».

Техники тотального контроля над политическими (избирательными) кампаниями требуют сохранения такого же контроля и над всей общественной жизнью. Они не могут быть ограничены только ситуациями выборов, так как в них вовлечены все общественные и государственные структуры. Кроме того, сама возможность тотального контроля в период выборов связана с несколькими условиями, которые необходимо выполнить:

  • Не допускать саму возможность появления кандидатов на выборные должности, которые могли бы апеллировать к реальным интересам и установкам граждан. Для этого можно преградить путь ярким активным лидерам (аресты или другие действия по ограничению свободы). Но более эффективным является привлечение общественного внимания критически настроенных граждан к фигурам, привлекательность и поведение которых находится под контролем. Таких лидеров находят среди протестного электората. Прямое или опосредованное влияние на них приводит к тому, что они сами как возбуждают, так и гасят протест.
  • Лишить оппозиционную часть общества возможности выработки идей, программ или стратегий и дальнейшего принятия решений. Для этого уничтожаются центры интеллектуальных разработок. Разрывается связь между гражданами и этими центрами. Через дискредитацию в глазах протестного электората.
  • Предложение в качестве носителей одиозных идей ярких фигур, слова и идеи которых не могли быть напрямую связаны с властной идеологией. Но на их фоне, более умеренное предложение тех же идей становится вполне приемлемым для общественного сознания. В том числе «восстановление былого величия» или «священная война».

Политтехнологии  3 поколения решают ту же задачу какую и в советском союзе решали контроль над политической ситуацией, но уже в других условиях. это не примитивные методы контроля, а тонкие технологии работающие в условиях мобильности информации и идей, мобильности людей и мобильности денег. Политтехнологии третьего поколения работают в условиях, когда оппозиция остается неуничтожимой частью общества. Надо управлять той частью общества, которую невозможно устранить. Гуманизация в постсветских странах привела к тому, что принцип уничтожения носителей другого взгляда остался в прошлом, теперь с ними стали бороться другими средствами.

Для технологий третьего поколения кроме работы непосредственно в политическом поле важно работать в общественным сознанием напрямую. Повышать его лабильность, восприимчивость к определенным идеям, к догмам или мемам, иррациональным, нелогичным и вообще произвольным идеям и их сочетаниям и т.д.. Это достигается за счет пропаганды морально-этического релятивизма – размывание границ того что хорошо и что плохо. Через массовую культуру и искусство.

Достаточно быстро стало понятно, что «работает» не  правдивая или ложная информация сама по себе. Важнее механизмы распознавания, обработки и интерпретации информации, которые позволяют человеку сразу селектировать входящую информацию. Война на территории сознания ставит задачи в поле контроля и управления этими механизмами и структурами распознавания, обработки и интерпретации информации.

Поэтому еще одно направление действия технологий – это притупление критичности и размывание норм рационального, логичного и научного мышления. Здесь работают разного рода псевдонаучные информационные вбросы: «битвы экстрасенсов», «загадки цивилизации» в прогрессирующем количестве. Таким образом разбиваются мировоззреческие установки и целостность картины мира.  Она заменяется  относительностью добра и зла, истиности и лжи.  Самой благоприятной почвой политтехнологи третьего поколения является ситуация, когда любой факт может оказаться фейком, ложь может нести в себе часть истины, а решения принимаются на основе голосования зрителя в студии.

Эти техники – новая форма установления авторитарной власти. Они становятся орудием массового поражения. Эти технологии опираются на работу с сознанием. И в эту работу включены все элементы общественной и государственной системы, каждый на своем уровне. И госструктуры разной направленности и медиа – включены в единого субъекта, который ведет неравную борьбу. Главная тайна политтехнологий третьего поколения – сохранить иллюзию, что каждая структура занята своим делом и они между собой не связаны. Что выборы или иные политические мероприятия стоят отдельно от ежедневной прокачки установок и представлений в СМИ, школах и предприятиях.  Если всё удается и тайна сохраняется, то весь политический процесс – имитация при добровольном участии разных, не связанных между собой акторов. И у современных авторитарных режимов Беларуси и России есть ресурс, чтобы реализовывать эти технологии.

Куда могут двигаться эти технологии после их развития в своей полноте и контроле в своей стране:

  • Поставка целей во вне, в соседние страны. Пока нет этого выхода вовне нет, то такого рода технологии и властные субъекты, которые их реализуют у себя в стране, не пытаются распространить свое влияние на другие страны, они не представляют серьезной угрозы и серьезного интереса для мирового сообщества. Поэтому Беларусь и ее режим не встречает активного противостояния в Европе и в Америке. Пока Путин не проявляет своих амбиций он также принимался.
  • Сознание. Эти технологии довольно дорогие для удержания и контроля требуется много средств. Чтобы удешевить этот контроль и манипуляция, чтобы население при всем наличии фактов отсутствия политической жизни население будет продолжать считать ситуацию нормальной и конкурентной. Здесь начинается консциентальная война (война за сознание).

Полный текст и видео-лекции здесь

ЛЯТУЧЫ ЎНІВЕРСІТЭТ — гэта некамерцыйная ініцыятыва, дзе любы жадаючы можа навучацца бясплатна.
Але гэтага ўсяго не было б без падтрымкі неабыякавых.
Напішыце каментар