Дыскусія: “Новыя ўніверсітэты”

23 лютага 2014

Из образовательной сферы ушел дух авантюризма

Надежда Калинина, ЕвроБеларусь

Рождению новых университетов в 90-е годы способствовала атмосфера перемен и стремление к созданию новых форм образования и развития.

В 90-е годы, когда стали доступными новые формы общественной жизни, в Беларуси стали появляться новые институты и учебные заведения. Параллельно стали возникать и нестандартные формы академического сообщества. Спустя два десятка лет основатели новых учебных заведений и свидетели их “рождения” собрались на публичной дискуссии “Новые университеты – опыт трансформации советского интеллектуального и образовательного пространства”, чтобы обсудить, достигли ли эти университеты поставленных целей и как развиваются некоторые из них. Организаторами встречи стали мультимедийный исторический проект “90s.by”, Летучий университет, ОО «Образовательный центр «ПОСТ» и Международный консорциум «ЕвроБеларусь».

Специалисты из Беларуси и Литвы, имеющие непосредственное отношение к появлению таких известных вузов, как Университет Витовта Великого (Каунас), Институт современных знаний (Минск), Европейский гуманитарный университет (Минск), рассказали  о том, как в 90-е годы зарождались «новые» для нашего общества образовательные институты. Если в основу университета в Каунасе лег американский опыт, привезенный эмигрантами из штатов, то беларусские вузы создавала профессура советской системы, не согласная со старыми обычаями в образовании.

 

“В 90-е возникло несколько коммерческих университетов. Их основатели были выходцами из предыдущей академической среды, которые видели необходимость создать что-то новое, – рассказала координатор программы Летучего университета Татьяна Водолажская. – Коммерческие университеты в то время стали достаточно распространены. Другое дело, что с ними стало потом, кто из них выжил. Насколько они сохранили или изменили представление о том, каким должен быть современный университет”.

 

Создавать университеты в 90-е можно было без всякой теоретической базы, считает философ и методолог Владимир Мацкевич“Основатели ненавидели все существующие формы образования. И появление большого количества вузов можно объяснить особенностями эпохи энтузиазма и авантюризма”, – говорит он.

Романтизм как основа университета

Европейский гуманитарный университет родился из ощущения тоски по студентам со стороны преподавателей, по воле судьбы, покинувших стены БГУ. И целью его, как признались создатели, было научить студентов отличать хорошее от плохого. Такая система очень похожа на современные европейские университеты, которые ориентированы не на то, чтобы подготовить узкого специалиста, а на то, чтобы дать студентам широкий круг знаний.

 

Создание университета в то время казалось фантастической задумкой, – уверен бывший проректор Европейского гуманитарного университета Владимир Дунаев. – Сегодня посмеялись бы над идеализмом тех, кто взялся за подобные инициативы. Но тогда даже Министерство образования поддерживало нашу идею создать что-то другое, хотя никто не знал точно, как это “что-то” должно выглядеть“.

Другая цель была у Института современных знаний, где ориентировались на рынок труда – готовили специалистов по тем профессиям, которым не обучали в государственных вузах. “У основателей Института современных знаний была цель создать высшее учебное заведение, в котором буду учить тому, чему в государственных университетах никогда не учили. Мы ориентировались на дисциплины, которые станут востребованными и интересными. Именно поэтому в заведении постоянно менялось количество факультетов”, – рассказала культуролог, преподаватель продюсерства и менеджмента культуры в разных вузах Маргарита Корзун.

Университет Витовта Великого в Литве стал преемником непривычной для постсоветского пространства формой высшего образования, в которой были заложены принципы свободы, самоуправления и демократии. В новом учебном заведении студенты могли сами решать, какие изучать дисциплины и языки, сами планировали учебный процесс.

Доцент Университета Витовта Великого Рустис Камунтавичюс рассказал, что в конце 80-х годов в Литву возвращались эмигранты из США, которые и проявили инициативу создать учебное заведение, основанное на главных американских традициях. “В нашем университете решили учить молодежь, как жить в демократическом обществе, – говорит он. – В основу обучения легла либеральная традиция с акцентом на гуманитарные и социальные науки. Это была новая форма для Литвы, но университет тесно работал с Министерством образования, которое в то время поддержало инициативу. Теперь же к нам часто приезжают с проверками и недоумевают, что происходит в учебном процессе, потому что в Литве, как и в Беларуси, общество не совсем готово принять новые формы обучения”. 

 

Плюсом для всех новых учебных заведений, появившихся в 90-е годы, стало то, что государство, даже если и поддерживало их, не вмешивалось в процесс развития.

Трудно представить университеты без поддержки государства, – подчеркивает Владимир Мацкевич. – Но если оно вначале поощряет создание нового вуза, то впоследствии становится помехой. В результате одним удается адаптироваться, как это сделал Институт современных знаний. А другим для сохранения свободы приходится постоянно вести борьбу с государством“.

 

Единицы вузов смогли пережить тяжелый процесс становления

Сейчас все коммерческие университеты, по мнению участников дискуссии, находятся в трудном положении. Яркий пример такого положения – ЕГУ, который развивается в изгнании. Многие вузы не выдержали напора со стороны государства, балансированием между хорошим образованием и рыночными особенностями и вынуждены были прекратить свое существование.

Специалисты считают, что сейчас уже нет той атмосферы и духа авантюризма, которые способствовали рождению большого количества абсолютно новых университетов. Но их опыт, положительный и не очень, может помочь тем заведениям, которые развиваются сейчас или могут появиться.