Метод Мацкевича

14 мая 2021

«Я вернулся в Беларусь и стал обустраивать здесь место для методолога». Эта цитата о начале методологической работы Владимира Мацкевича в Беларуси задает важную рамку и позволяет посмотреть на то, что происходило последние 27 лет. Есть ли место для методолога и каково оно? Этот вопрос важен для меня по двум причинам. Во-первых, в силу принадлежности к методологическому сообществу и ученичеству у Владимира Мацкевича. Во-вторых, это повод для рефлексии содержания этого «места» и образа действия.  

Очевидно, что речь шла не о трудоустройстве, а о социальной позиции, о месте в практике преобразований Беларуси для  экзотической, мало кому тогда ведомой методологии.  Начало 90-ых – это время появления в публичном интеллектуальном и общественном пространстве разных новых профессий – консультанты, политтехнологи, аналитики, эксперты самых разных областей. И хотя нередко содержание деятельности выдумывалось «здесь и сейчас», однако за каждой из них так или иначе выстраивался комплекс конвенционально-принятого смысла и назначения этой позиции в социальной и деятельностной структуре. Помню, как в поисках работы для социолога часто слышала: «О! нам очень нужен социолог», а уже потом работодатели придумывали, чем меня нагрузить. С «методологами» было не так. Даже довольно развитое методологическое движение, начинавшееся в андеграунде советского интеллектуального пространства  и получившее в Перестройку импульс к широкой практике в самых разных сферах, в Беларуси практически не было представлено. Те, кто что-то слышал или принимал участие в тех или иных форматах, практикуемых ММК (игры, семинары, проекты), практически никогда не идентифицировали себя с сообществом и с позицией «методолога».

Программный текст «Беларусь: вопреки очевидности», который появился в 1994 году в журнале «Культурная политика», представлял собой не просто методологическую рефлексию, аналитику и предложение по развитию страны через мышление. Он собственно и был вызовом, заявкой на место для методологической работы и позиции методолога в ситуации становления Беларуси.

Ключом текста стала установка «Думать Беларусь». Она давно уже пошла в народ, потеряв там, как бывает в таких случаях, категоричность и отчасти суть установки, но сохранив перформативность и основную интенцию и связь с автором. А понятие «методолог» с тех пор стало именем собственным, которое сегодня в беларусском публичном и интеллектуальном пространстве означает образ мысли, образ действия и даже индивидуальный стиль Владимира Мацкевича. Как часто случается с теми, кто задумал переформатировать социальное и деятельностное поле, выставив на него невиданную раньше фигуру, они превращаются в персонажей, в которых трудно различить индивидуальное и позиционное. Обывательское сознание заполняет имя «Методолог» личностными характеристиками, реальными и выдуманными историями. Но, несмотря на это, закрепленное в общественном пространстве имя дает основания всерьез поставить вопрос о методе или по-простому: «Как он это делает?». Метод, образ мысли и действия – это больше, чем персонаж, каким бы значимым он ни был. Он не сводим к личным характеристикам, так как опирается на интеллектуальную традицию, которая продолжается в школе и беларусском методологическом сообществе, он постоянно является предметом рефлексии и развития. Тем не менее, сегодня его невозможно рассматривать отдельно от самого Владимира Мацкевича.

Попробуем обозначить несколько ключевых характеристик «метода Мацкевича».

***

«Зачем нам слушать про Древнюю Грецию, давайте ближе к делу!» – этот возмущенный возглас из обсуждения принципов представительной демократии на площадке СХОД может быть дополнен многочисленными повторами в самых разных ситуациях. Люди собрались, чтобы разобраться и принять решение про актуальные практические механизмы, найти те или иные решения общественных проблем. Мацкевич предлагает им разбираться с разными примерами прошлого. Можно принять это за просвещение и получение знаний, он ведь «теоретик» (в каждой ситуации обязательно найдется такое снисходительное объяснение). Но метод работает не так. Восстановление принципиальной схемы работы тех или иных общественных механизмов адекватнее делать на кейсах, удаленных от сиюминутных реакций, оценок и привнесенных актуальностью смыслов. Но еще важнее генетическое разворачивание того или иного явления. Будь то институты представительства или университеты, учредительные собрания, сообщества или сохранение наследия. Выстраивая исторические прецеденты реализации одной и той же идеи в разных ситуациях и контекстах, мы «очищаем» ее от ценностных и идеологических установок, представляем себе суть явления, которое воспроизводится в разных ситуациях. И в то же время видим как изменение исторического и социального контекста развивает и меняет воплощение идеи. Мацкевич называет это «псевдо-генетической реконструкцией». Здесь нет претензии на историческую точность, но есть интенция на схватывание сути идеи и ее развития, статики и динамики, трансляции и реализации культуры. Идея (представительной демократии, университета, наследия, сообщества и т.д.) и контексты, обстоятельства и условия ее воплощения – ничто не выбрасывается из мышления, но рассматривается отделено и позволяет работать с актуальной ситуацией как с новой ситуацией реализации той или иной идеи, которая есть в культуре.

Это метод часто противопоставляют другому способу анализа исторических прецедентов – статистике. Мы можем изучить и вычислить, сколько раз те или иные действия приводили к успеху и принять путь, который приводил к успеху чаще. Можем посмотреть, сколько стран успешно используют ту или иную модель социальных институтов и пойти проверенным путем. Чаще всего именно такого рода аргументы возникают в качестве критики. Противопоставление этих двух методов лежит не в области эффективности, но в области онтологии или общих представлений о природе социальных или культурных явлений. Если считать, что каждая историческая, культурная, гуманитарная ситуация уникальна и разворачивается как историческая индивидуальность, то знание о том, что «мирные революции побеждали только в 10% случаев» говорит нам только  о том, что такое уже бывало. И никак не связано с тем, каковы шансы для победы теперь. Единственным основанием для соотнесения или причисления ситуаций к «одним и тем же» в методе Мацкевича является наличие в основании ситуации определенной идеи (хранимой и транслируемой в культуре), которая реализуются всякий раз в новых обстоятельствах, новой ситуации. Анализ этих разных ситуаций яснее позволяет увидеть идею и ее развитие под воздействием прецедентов реализации.

***

«В любой непонятной ситуации обращайся к схеме». Схемы бывают разные – схема станций метро и принципиальная электрическая схема, блок-схема алгоритмов или процессов и схема пошива пальто. Их используют как инструменты во множестве ситуаций. Методологические схемы известны наличием «человечков», с которыми обходятся нечеловеческим образом и называют деятельностными позициями, а также тем, что в них нельзя дорисовывать и произвольно добавлять элементы.

Схема – это самый простой способ достичь понимания и разделяемого представления об общем плане действий или понимании ситуации, но … только после того, как научишься ими пользоваться. Тренд визуализации как способа донести информацию до целевой аудитории вывел на первый план такое графическое представление, которое считывается как рисунок, как отображение реальности в свернутой, понятной или символической форме. Любой графический объект сегодня взывает к тому, чтобы быть «считанным» максимально просто и без усилий. Методологические схемы не таковы. Они часто остаются не понятными или неверно понятыми из-за установки на интуитивную понятность графического изображения.

Методологическая схема ближе всего к «принципиальной», к той, что отображает характер структуры и связей элементов той или иной системы. Она не отображает физические связи и облик объекта, лишь принцип и отношения. Другим аналогом (но лишь аналогом для понимания) в способе мышления и восприятия методологических схем можно считать физические законы. Они не только действуют независимо от нашего знания о них, они (и это здесь важнее) всякий раз воплощаются в том или ином материале. Это воплощение придает определенность и уникальность каждому «исполнению» закона. Но за материалом всегда можно увидеть одно и то же действие. Методологическая схема – это очищенное от материального воплощения система отношений между различными элементами ситуации. Но ситуация практическая, социальная, деятельностная и поэтому схема характеризует не законы природы, а устройство деятельности, нормы ее организации. Получив в результате анализа принципиальную схему организации деятельности – например перехода от противостояния двух противостоящих друг другу социальных групп или политических сил – ее можно использовать для организации анализа и построения деятельности в разных ситуациях, где такое противостояние наблюдается.

Так общая «схема стратегии» остается неизменной с 2005 года, когда она была разработана в ситуации предстоящего политического противостояния, вне зависимости от конкретных исторических обстоятельств. Эти обстоятельства и конкретное материальное наполнение принципиальной схемы в каждой новой ситуации делает ее особенной, но и при этом позволяет видеть ключевые, сущностные моменты, шаги в деятельности. Казалось бы, чем близки ситуации поста-голодовки церкви Новая жизнь(2006) и актуальных событий 2020-21 года? Если посмотреть на них как на ситуации «противостояния двух политических сил, имеющих один объект своего интереса и разные представления о его дальнейшей судьбе, несводимые друг к другу», то можно увидеть и ключевые позиции, и этапы в разрешении этой ситуации. Успех действий поста-голодовки в 2006, построенной на базе этой схемы стратегии, дает основания считать саму схему проверенной. Во всякой новой ситуации необходимо прилагать усилия для наполнения схемы актуальным материалом, анализировать состояние и этап действий, учитывать ресурсы и планировать, проигрывать действия «другой стороны», но общая разметка поля действия не только известна, но и является тем общим, разделяемым каркасом представлений, который задает координацию и согласованность действий.  

***

«Все это теория, а мы практики». Две описанных выше особенности «метода Мацкевича», действительно, относятся прежде всего к интеллектуальным мыслительным усилиям, хоть и направленным на решение практических задач. И поэтому позиция методолога этим не ограничена. Иначе это был бы лишь специфическим экспертом или консультантом со своими техниками работы.

«Думать Беларусь» предполагает, что думанье не является оторванной от деятельности процедурой. Собственно, мышление в методологическом подходе практично, погружено в практику. Как это происходит?  Если рассмотреть значимые предложения Владимира Мацкевича, то они идут вместе с практикой реализации: представление о необходимости перехода от партийной структуры к широкому движению – создание текста Хартии-97 и участие в организации; представление о реформе образования – создание программы переподготовки менеджеров образования; предложение победной стратегии в политическом противостоянии – участие в пост-голодовке церкви Новая жизнь; идеи переформатирования европейской политики в регионе – создание Национальной платформы гражданского общества; идея Университета – создание Летучего университета; идея Четвертой Республики, обретения независимости и  Учредительного собрания  – кампания «Свежий ветер». Все это, и многое другое — не просто проверка теории практикой или доказательство правильности тех или иных предложений.

В основе метода лежит установка на мышление, которое направлено не на знания о мире, его описание или объяснение. Мысль, рефлексия, анализ нацелены на обеспечение деятельности, и собственно деятельностью они и «питаются», через нее разворачиваются и развиваются идеи. Большая часть знания, которое составляет актуальный материал методологической схемы, может быть получен только в действии, или точнее, в ответе на совершённое действие. Мы можем знать социологическое распределение ответов на вопрос о значимости независимости страны, но получить представление о реальном потенциале гражданского действия можем лишь организовав его. Но совершённое действие дает не только знание, но и новую ситуацию. Поэтому здесь невозможно ограничиться исследовательским отношением наблюдателя или экспериментатора, фиксирующих эффекты и ситуации. Методологическая установка предполагает четкую, обозначенную и озвученную прагматику – ценностную, политическую, гражданскую позицию. Поэтому каждое интеллектуальное предложение — это и ввязывание в практическую деятельность или политическую борьбу. Две интенции – мыслительная, философская (осмысление мира, рефлексия, развитие идей) и практическая, политическая (преобразование мира) – это особенность метода Мацкевича. Она же характеризует уникальность социальной позиции, которая не вписывается в традиционное представление ни об «эксперте» или ученом, ни о «практиках».   

Эта позиция точнее всего может быть описана в онтологии игры. Игра как пространство, в котором люди совершают не действие, а ходы. Ход внешне неразличим с любым иным действием, но в его основе и цели лежит создание новой ситуации, в которой ожидается ответный ход. Так всё движение в социальном или политическом пространстве может быть описано как совокупность ходов и изменений ситуации, которые соотносятся с представлением о выигрыше, позитивном исходе. Каждая новая ситуация требует интеллектуального напряжения и рефлексии не только собственных ходов, но и действий других игроков. Игра как общая рамка тех или иных действий — это тот контекст, в котором обретает свое значение и смысл мышление.

Важной характеристикой игры является то, что игрок вовлечен в процесс и делает ставку на выигрыш, то есть его судьба напрямую зависит от того, как развернется игра. А вместе со ставкой, ответственностью и вовлеченностью в «метод Мацкевича» входит и страсть, и индивидуальность.

***

Мы начинали с того, что сегодня позиция методолога в Беларуси неотделима от личности Мацкевича. Его манеры, стиля, индивидуальной истории.  И это не случайное обстоятельство «первого» представителя, это, в том числе, характеристика метода. Одним из ключевых элементов работы являются «экран» или публичное предъявление мышления, разворачивание идей в медиапространстве. Мышление коллективно, а значит должно «жить» там, где к нему обращены и соучаствуют все, кто готов включаться в работу и кого это касается. Уникальность «метода Мацкевича» состоит в том, что на экран выносится не итог, не готовый результат мышления, очищенный от самого процесса, а непосредственно сам процесс. Конечно, в нем много того, что было уже сделано раньше, но ход мысли разворачивается здесь и сейчас и «приглашает» к включению. А процесс мышления, нагруженный практическими ставками и действиями, открытый к включению Иных, требует индивидуальности, личностного отношения, со всем комплексом ценностей, установок, опыта и образа жизни.

***

Странная фигура «методолога» в общественном и интеллектуальном поле Беларуси уже присутствует и самим своим присутствием изменяет его, переформатирует. Эта позиция задевает, тревожит, бросает вызов другим, и этим делает наше пространство живым и мыслящим.

Татьяна Водолажская

ЛЯТУЧЫ ЎНІВЕРСІТЭТ — гэта некамерцыйная ініцыятыва, дзе любы жадаючы можа навучацца бясплатна.
Але гэтага ўсяго не было б без падтрымкі неабыякавых.
Напішыце каментар