Общество исполнителей без господ, хозяев и начальников

Коммунизм создал PR-концепцию, которая очень популярна и привлекательна. В эту концепцию включены самые привлекательные и хорошо работающие лозунги, призывы, мемы и слоганы, которые коммунисты тщательно отбирали из других идеологических, философских систем и научных теорий. Поэтому коммунизм является вторым по успешности PR-проектом в истории человечества после христианства и апостольской проповеди.

Один из главных лозунгов коммунизма, заимствованный у предшественников, и очень хорошо себя зарекомендовавший – призыв к равенству. О равенстве мечтали с древнейших времён, и эта мечта двигала человечеством на протяжении всей истории. Я тоже сторонник равенства всех людей. Но я делаю оговорки. Например, «все люди равны перед законом»! И так же к идее равенства относятся все гуманистические концепции и идеологии – всегда к идее равенства добавляется какая-то оговорка: перед законом; перед лицом Бога; равенство по рождению – все люди рождаются свободными; равенство стартовых условий и т.д.

А безусловное равенство – это совсем другое. Возможно ли безусловное равенство?

Раб равен свободному человеку в античности только «перед лицом Бога». Миллиардер в США равен безработному только «перед законом». Гражданин равен государству, опять же исключительно «перед законом». «Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто тогда был джентльменом?» – вопрошали участники английской революции XVII века, настаивая на равенстве стартовых условий, и отрицая неравенство по рождению и по крови.

Всегда, когда говорят о безусловном равенстве, о равенстве без уточнений и исключений – это либо демагогия и полная абстракция, либо злонамеренный обман.

Коммунисты не были бы столь успешны в политической деятельности, если бы игнорировали то обстоятельство, что безусловного равенства не бывает. Величины могут быть равными в уравнениях. Даже одна и та же сумма денег в одной валюте только условно, или в уравнении, равна сумме в другой валюте, потому что в конкретной операции конвертации или обмена они уже не равны, а зависят от того, продаётся валюта или покупается. Равными люди могут быть только в узко заданных и строго определённых условиях. Но коммунисты тем не менее настаивают на всеобщем равенстве. Как они это аргументируют?

С одной стороны, коммунисты избегают аргументации, затуманивая проблему гуманистической демагогией, перечисляя: равенство независимо от собственности, происхождения, расы, пола, возраста и т.д., добавляя модное ныне равенство независимо от сексуальной ориентации.

Но проблема от этого не исчезает. Люди не равны не только по росту и весу, но и по знаниям и мастерству. Включая интеллектуальное и умственное развитие. Перед законом или Богом эти различия не существенны, а вот в деятельности, в работе – очень даже важны.

Так, некую работу не может сделать один человек, а только двое. Тогда один говорит другому, что нужно делать, а другой подчиняется. Один становится начальником, другой исполнителем. Если эта ситуация повторяется несколько раз, то роли начальника и исполнителя становятся привычными для людей. Равны ли начальник и подчинённый ему исполнитель? Очевидно нет.

Как их уравнять? В годы коммунистического энтузиазма такое «уравнение» пытались реализовать на практике. Например, наличие тренера в футбольной команде пытались упразднить в Советском Союзе в 20-х годах на том основании, что тренер указывает другим, что они должны делать, а это противоречит равенству людей. Долго такой радикализм не продержался. Ни в спорте, ни в других сферах. И в СССР появилась номенклатура – особый класс в обществе, декларировавшем безусловное равенство. Номенклатура не владела собственностью, на этом основании теоретики коммунизма не считали её классом, тем более эксплуататорским. Но явного неравенства номенклатуры всем остальным трудящимся они не могли не видеть.

Но даже наличие номенклатуры в СССР или класса начальников в любом наблюдаемом обществе не способно разубедить фанатов коммунизма в возможности безусловного равенства. Но есть и логический аргумент о неравенстве. В ЛЮБОЙ СОВМЕСТНОЙ РАБОТЕ – ЕСТЬ ТОТ, КТО ЗНАЕТ, ЧТО НУЖНО ДЕЛАТЬ, И СТАВИТ ЗАДАЧУ ДРУГИМ. Тот, кто знает и указывает, что делать, не равен тем, кто получает указания и исполняет.

Возможно ли достичь равенства начальников и исполнителей?

Для разрешения этой проблемы коммунисты прибегают к идеальной конструкции – обществу, состоящему из одних исполнителей, обществу без начальников, лидеров, командующих. Как это возможно? Есть две модели для такого «уравнения», или для построения общества из одних исполнителей.

1. Чередование ролей. «Землю попашет, попишет стихи». В идеальном коммунистическом обществе роли начальников и подчинённых исполняют все члены общества по очереди, по жребию, или на выборных началах. Чем плох такой принцип? Многим нравится.

Но давайте разберёмся. В футбольных командах 20-х годов капитаны команды выбирались голосованием, и руководители тренировок тоже. Любой футболист мог стать сегодня тренером, а завтра выходить в поле. Но тогда возникает вопрос тренерской квалификации. Такие команды проигрывали тем, у кого были квалифицированные тренеры. Поэтому от идеи быстро отказались. Не любая кухарка годится в тренеры.

А если рассмотреть более сложную деятельность? Мог ли кто-то по жребию или путём демократических выборов сменить Сергея Королёва на посту генерального конструктора? И кто бы тогда отправил Гагарина в космос?

Не стоит вдаваться в подробности, без них очевидно, что такой путь непрактичен.

Чередование ролей начальников и исполнителей пригодно только для низкоквалифицированного труда. Для любой сложной деятельности нужен отбор, суровый жёсткий отбор лучших и способных, за которыми закрепляется роль руководителей, начальников, командиров, а остальные навсегда обречены быть исполнителями их решений, приказов и их воли.

Но фанатикам коммунизма такое положение дел глубоко противно. И если коммунистическая идея широко распространена в обществе, то такое общество становится врагом сложных видов деятельности, и культивирует только самые простые, или упрощает сложные виды деятельности до простых. Это фундаментальный принцип коммунизма – упрощение сложных деятельностей до простых. Поэтому любое общество, где доминируют коммунистические взгляды, обречено на деградацию.

Чем сложнее деятельность – тем больше неравенство участвующих в ней людей.

Поэтому СССР догнал и перегнал Америку по выплавке чугуна и добычи угля, и навсегда отстал в наукоёмких технологиях, в IT-сфере, в менеджменте и управлении страной.

2. Модель улья или муравейника. Коммунисты очень часто в своих теоретических построениях апеллируют к моделям коллективных насекомых, к образам пчелиного улья или муравейника.

В пчелином улье существует половое неравенство – рабочие пчёлы и трутни, но рабочие пчёлы (трудящиеся и исполнители) абсолютно равны между собой, от каждой улей или пчелиное сообщество ожидает по способностям, и каждой от сообщества достаётся по труду. Почти идеальная модель коммунизма. Но все пчёлы занимаются одной и той же работой – строят соты, собирают и упаковывают мёд, кормят личинок и пчелу-матку.

Человеческая деятельность сложнее пчелиной, в ней требуется специализация.

Но есть модель муравейника. Рабочие муравьи существа бесполые, но специализированные. Одни добытчики, другие охранники и бойцы, третьи кормильцы и няньки личинок, строители, транспортники и что у них есть ещё там.

Модель муравейника уже больше подходит для идеалов коммунизма, или идеального общества у Платона.

И как слаженно работают равные среди равных пчёлы и муравьи! Все исполнители, все трудятся, никто никем не командует! Все знают, что нужно делать, и делают без принуждения, и не за вознаграждение, а потому, что надо.

Возможно ли такое в человеческом обществе? Возможно ли, чтобы все работали, исполняли, и никто никем бы не командовал?

Биологи объяснили, как такое возможно у насекомых – инстинкт! Инстинкт, или генетическая программа, которая заложена в каждой особи. Поэтому ни одной пчеле, ни одному муравью не нужны приказы и указания.

Вот бы такую программу вложить в каждого человека! Это уже конкретизированная мечта и идея коммунизма. На выработку такой программы направлены усилия коммунистических идеологов и советской науки, гуманитарной, в первую очередь.

Гуманитарные науки (марксистско-ленинская философия, научный коммунизм, педагогика, отчасти экономика, языкознание, история) были нацелены на создание такого «единственно-верного, а потому всесильного» учения, которое внушалось бы каждому советскому человеку с детского сада по аспирантуру.

Технические науки тоже были подчинены этой задаче, но в другом ракурсе – они должны были обеспечить специализацию. Ну, типа, как у рабочих муравьёв, чтобы инженер, офицер и токарь работали по программе, но каждая программа чуть отличалась бы от другой.

Чем плоха такая модель? Всё очень красиво и, по-своему, «гуманно». Очень многих привлекает.

Беда только в том, что такое запрограммированное общество, с такими запрограммированными индивидами неспособно к развитию, и ломается при любом изменении внешних условий. Программа срабатывает только в узком диапазоне условий и переменных.

Даже коммунисты это понимали. Понимали, но не хотели мириться с таким положением дел. Они мечтали вырастить узкий круг элиты, способной думать, а не работать по раз и навсегда заданной программе. Это уже позднее открытие коммунизма. История таких попыток заслуживает особого рассмотрения (например, история создания и умирания Института управления во времена Хрущёва и Косыгина).

Это такое очевидное отступление от принципа безусловного равенства, что о таких попытках номенклатура стыдливо умалчивала.

Но нам важно, что модель муравейника и вмонтированной в каждого индивида программы действий и поведения делает коммунистическое общество нежизнеспособным, неразвивающимся, не способным к изменениям.

Это мы наблюдали в Советском Союзе, и теперь наблюдаем в Беларуси.

Где любому человеку с претензиями и амбициями говорят: Будь, как все! Будь равным всем, будь равнее всех!

Коммунизм настолько извращённая в себе идеология, что способна извратить самый гуманный принцип, самую красивую мечту человечества.

Коммунизм должен быть уничтожен, если Беларусь хочет развиваться, если человечество хочет выжить.

Все люди, все страны РАВНЫ перед лицом глобальных угроз: Терроризма, Глобального потепления.

Все люди, все страны РАВНЫ в своём желании получить блага от новой научно-технической революции и научно-технического прогресса.

Равны, но только те, кто способен к изменениям и развитию. Общества, состоящие из одних исполнителей, на это не способны.

А кто в Беларуси хозяин? Кто начальник? Кто лидер развития и перемен?

Лукашенко? Глупости! Он – исполняющий обязанности президента в коммунистическом, постсоветском муравейнике . Он тоже муравей, очень специализированный, запрограммированный на исполнение строго определённых функций. В Беларуси нет хозяев, нет лидеров. В беларусском обществе всем руководит, всё направляет ПРОГРАММА. Программа строительства коммунизма (третьего пути, социально ориентированной экономики или как там сейчас эту программу называют) в отдельно взятой стране.

Пока мы не произведём деинсталляцию этой вредоносной программы, пока не проведём десоветизацию и декоммунизацию, мы обречены. Как улей на территории коптящего химического комбината, как муравейник при разливе речки, перегороженной бобровой плотиной. Как страна, не вписывающаяся в общемировые процессы. 

Лятучы універсітэт — гэта некамерцыйная ініцыятыва, дзе любы жадаючы можа навучацца бясплатна.
Але гэтага ўсяго не было без падтрымкі неабыякавых.
Напішыце каментар